?

Log in

No account? Create an account

Чуковские · в · ЖЖ

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Вчера умерла Елена Цезаревна Чуковская. Я никогда не общалась с ней лично (короткое знакомство на литературном вечере не в счет), но на протяжении многих лет ощущала ее присутствие в моей жизни как некую аксиому. Уверена, что это ощущение знакомо многим. Елена Цезаревна прожила жизнь, посвященную памяти. И для меня память о ней обладает той же силой присутствия и способностью "отвоевывать нас у наступающей тьмы равнодушия и жестокости". В этом, наверное, мое утешение.

UPD: Прощание с Еленой Цезаревной Чуковской пройдет 7-го января в 11.00 в Доме русского зарубежья.
http://www.bfrz.ru/?mod=static&page_name=kontakt
По окончанию гражданской панихиды Елена Цезаревна будет похоронена на кладбище в писательском поселке Переделкино.

10518836_706351386151051_1661772980471120258_n
* * *
* * *
* * *
В чём смысл и цель школьных уроков литературы?
И другие вопросы – ЗАВТРА!!!
29 мая, четверг, 18.30
Филиал Музея современной истории (отдел Музея "Мой Дом - Россия", Москва, ул. Делегатская, д. 3. Литературная площадка "На Делегатской").
ЛЕВ АННИНСКИЙ
МАРИЭТТА ЧУДАКОВА
ДМИТРИЙ ВЕДЕНЯПИН
ВЛАДИМИР СОТНИКОВ
ИННА КАБЫШ
ЛОЛА ЗВОНАРЁВА
ПАВЕЛ КРЮЧКОВ
И ДРУГИЕ
Подробности ВКонтакте
* * *
Некоторое время назад в сообществе обсуждались довольно своеобразные воспоминания А.В. Храбровицкого о Корнее Чуковском. В начале года на воспоминания была опубликована рецензия Е.В. Ивановой, которую можно прочитать по этой ссылке.
* * *
* * *
* * *

В этом году 7 марта сайту о Корнее и Лидии Чуковских (www.chukfamily.ru) исполнилось десять лет. Приглашаем вас вместе отметить это событие 22 марта в 15.00 в Библиотеке им. Достоевского на Чистых Прудах.

Создатели сайта Юлия Сычева и Дарья Авдеева вспомнят о начале пути, расскажут о редких материалах, размещенных на сайте, и представят неопубликованные воспоминания о Лидии Чуковской.

На вечере выступят:

Павел Крючков, Сотрудник Государственного Литературного Музея, заведующий отделом поэзии журнала «Новый мир»

Ирина Лукьянова, писатель, публицист, автор книги о Корнее Чуковском в серии ЖЗЛ

Евгения Иванова, доктор филологических наук, историк литературы, исследователь творчества Корнея Чуковского

Ольга Канунникова, литературный критик

Федор Ермошин, литератор

Ждем вас по адресу: Чистопрудный б-р, 23.

* * *
* * *
Фотография Карла Буллы. Актовый зал Тенишевского училища. 1920 год. Пьеса «Дюймовочка», написанная Лидией Чуковской. Слева направо, начиная с верхнего ряда: Катя Чеснокова (в плаще с крестом), снизу Ира Рафайлович (сын лягушки), Женя Лунц (ласточка), Валя Денисова, Таня Каминская (в рогах), Люся Ваганова (с цветами), Лида Алексеева (медведь), Мориц Нейман, Лида Чуковская (лягушка). Нижний ряд: Ю.П. Анненков, Валя Галатова, Таня Ткаченко (Дюймовочка), Нина Вейтбрехт, Люба Бруни (стоит), К.И. Чуковский.

О постановке, запечатленной на этой фотографии, есть воспоминания, написанные единственным мальчиком, участвовавшим в спектакле, Морицем Нейманом. Он написал их в преклонных летах, в эмиграции, и напечатаны они были под псевдонимом в 1981 году. Прочесть их стоит не только потому, что это одно из немногочисленных свидетельств о детстве Лидии Чуковской, об ее школьных годах. Автору к тому же замечательно удалось передать атмосферу двадцатых, когда все эти полуголодные, полуодетые, очень одаренные дети только стояли на пороге своих нелегких судеб, и жили по-настоящему творческой жизнью, почти не замечая нехватку насущного, счастливо дыша «воздухом чистейшего искусства».

1399450_461532267299632_223863154_o
* * *
Оригинал взят у pulya_lyahovska в Не суйте этим в моего ребёнка
Читательская рецензия на
Табах В. Нижегородский подарок - М.: Academia, 2009

Как называется растлитель детей? Нет, не обязательно. Он называется графоман.
Нет ничего безнравственней, чем предлагать детям плохую книгу. А тем более, навязывать её.


«Нижегородский подарок»: дело – Табах

[«Нижегородский подарок»: дело – Табах]
Довольна старушка,
А пудель не рад
И просит подарки
Отправить назад



«Если вы любите своих детей и хотите, чтобы они выросли грамотными, хорошо воспитанными и нравственно здоровыми – эту полезную книгу необходимо иметь в каждом доме», – из анонимной рецензии на обложке.

Обилие пунктуационных ошибок и опечаток.
Полная художественная несостоятельность образов и стиля.
Ложь, лицемерие, низкопоклонство, фальшивый стыдный пафос...

Единственное, пожалуй, достоинство издания – прекрасные иллюстрации Владимира Юдина и хорошее полиграфическое исполнение.  Увы, кто из нас не покупался на пустоту в красивой упаковке? Я - не купилась. Я взяла эту книгу в детской библиотеке, с любимой краеведческой полки.

И раскрыла…

Долгая-предолгая экспозиция к сюжету: на полутора страницах изложены все родственные связи и заурядные житейские обстоятельства, приведшие двух мальчиков с бабушками в зоопарк. Стоило огород городить! Так пожилая словоохотливая соседка, ухватив за пуговицу, начинает излагать дворовую сенсацию  со своего похода в аптеку и потери очков. Такое простительно возрасту. Но не с неё ли писал автор бабушку Иру, которая обращается к детям совершенно неожиданным пассажем:  «Наш губернатор Валерий Шанцев всё-таки достроил метромост и самый большой в Европе и очень красивый цирк!» 

Все ясно, в молодости бабушка служила в горкоме и теперь  путает трибуны. Бабушки разные бывают. Продолжаем снисходительно искать алиби автору. И натыкаемся на до боли знакомое:
«- В детском саду нас готовят к школе и поэтому я очень занят» - рапортует сознательный Коля.

«Лина-с фазе из зе мемба оф зе коммьюнист пати, хё мазе из зе мемба оф зе пати ту» - рапортовали одноклассники в 70-х по учебнику Старкова-Диксона, с духзахватывающей историей про Лина Стогов-з фэмили, демонстрейшн, селибрейшн и стрейт фо пис. Завидую тем, кто не пострадал разумом на этой программе.

Ходульное, тяжеловесное построение фраз, особенно детских реплик. Понятно, когда сложным  плетением словес средневековый агиограф оформляет речь благочестивого отрока, которому с младенчества предначертано просиять святостью. Но в житиях это оправдано жанровым каноном и не умаляет художественных достоинств текста.

«- Давай попросим губернатора Шанцева, который сделал много хорошего для всех нас: цирк и метромост быстро достроил, мост через Волгу починил, автобусы с трамваями закупил, домов много новых построил. Он раньше в Москве работал и может оттуда привезет нам слона*», - произносит святый прозорливый отрок, канонический пионер-герой. (Здесь я слезы утру - и продолжим.)

От игрушечного амвончика родится амвон (см. Житие Иоанна Шанхайского), а от трибуны – трибунчик.

Самое печальное, что прообразом главного персонажа автор называет своего десятилетнего внука: это его вопросы, шутки, идеи легли в основу сюжетов. Тут одно из двух: либо бедный мальчик страдает вербализмом (это такое детское подражательное «многоглаголание», частое затруднение у жертв интенсивного родительства), либо деятельный дедушка услышал не то, что было сказано, и не так, как это было сформулировано. (Ср. реплики Колиных ровесников у Драгунского: «Девчонке пять лет, скоро замуж выдавать! А она – сыски!» - так взрослой речи подражает Дениска Кораблев). Передача живой речи, особенно детской, требует мастерства,  эта  художественная задача автору явно не по силам.

Столь же казенно-пропагандистским слогом не по годам умудренный отрок Коля пересказывает рекламу про удобную банковскую карточку и ее функциональные возможности. Такой наивный, незамутненный Product Placement проясняет пытливому читателю дополнительный источник высокого качества полиграфии.

Где бы ни был наш дошкольник Коля, он везде и всюду занимается благотворительностью. И слона-то покупает, и бычка, и всем ребятам мороженого. У него же дедушка (вспоминаем житейские обстоятельства) - директор большого торгового центра. Поэтому Коля готов купить все, чего ему сейчас не хватает. Несомненно, из нашего героя вырастет … благотворительный фонд. И купят всем нам слона, как бы ни хотелось мороженого.

И, несомненно,  поддержит Колю и дедушку  губернатор Шанцев (дай Бог здоровья!), о котором Коля умеет говорить такие правильные взрослые слова. Поддержит, и ленточку перережет, и в телепередаче выступит. А Колин дедушка сможет и дальше возглавлять большой торговый центр и радоваться. 

Многие короткие рассказы сборника  имеют интересный замысел, идею, они о детях и о добре – просто о добре, без примеси губернаторов, президентов и Народных артистов России. «Нижегородский подарок», давший заглавие книге, тоже рассказ вполне годный. Дидактически грамотно выстроен, в духе и стиле «Родной речи».  Возможно, это отсутствие прямой речи пошло ему на пользу.  Или опытная рука литературного редактора. 

Но большинство  рассказов беспомощно рассыпаются о прямую  речь. Порою трудно понять, от чьего лица ведется повествование: он, к ним, к нам, я, тебе…Автор не всегда определился с точкой зрения и грамматическим лицом местоимения. Неопытность рассказчика выдает себя с головой. Все это сильно затемняет и затруднят понимание смысла, а встрявшие тут и там ненужные «родственные обстоятельства» замедляют движение по тексту. Уверенно можно сказать, на первом рассказе дети зевнут, на втором – заснут или отбросят книжку. И было бы жестоко заставлять их продолжать. 

Из-за такой беспомощности авторского языка глубокий смысл метафоры «воды и земли», поднесенных мордовским племенем Георгию Всеволодовичу, просто не имеет шансов раскрыться. Пересказал автор легенду – только испортил.

К казенной и громоздкой лексике уж и придираться грех. Ладно, пусть дети активно освоят слова «пострадавшая» и «рентгеновский снимок», «фиксировать движение», «критическое суждение» - лишь бы в меру, не доводя до вербализма.

«Небольшие камни, беспорядочно разбросанные внизу, незыблемо дополняли тихую, чутко дремлющую суровую одухотворенность». Не буду разбирать потуги автора на художественную выразительность, пусть это будет считаться его литературной учёбой, т. е. процессом. В конце концов, ведь публикуют и черновики…

Со стихами совсем всё плохо. Автор, видимо, еще сам не совсем отошел от сногсшибательного открытия: «котик» и «ротик», «сел» и «поел» - рифмуются! И спешит поделиться этой радостью с нашими детьми, которые, уверена, давно уже в курсе.  Остальные слова, добавленные к рифме «для объема строфы», смысла стихам не добавляют. Это даже в «Мурзилку» предлагать стыдно, туда школьники и получше присылают.

Здесь грех вновь не отвлечься на многоречивую соседку. С появлением внука, изумительное открытие о рифме (независимо от нашего автора) сделала и она. И теперь душит в углу всех соседских детей этими своими «котиками-ротиками», «ёжиками- ножиками». И очень мечтает издаться. Думаю, сложить ее проснувшийся талант со сметой этой книжки – не хуже подарок получится. А пока она пишет в стол и представляется в поликлинике «детским писателем» - и изумлённый персонал принимает её с почтением и  без очереди. Хоть какая-то преференция в жизни! Но мы отвлеклись от напечатанного автора.

Всё это терпимо, простительно, исправимо. И слабее тексты редакции печатают: детских авторов мало, всем надо дать шанс. Хороший литературный редактор всегда поможет автору родиться и вырасти.



Невозможно простить и принять другое – школу холуйского низкопоклонства. Школу лицемерия, продажности, лжи и подобострастной лести. Школу, в которую может отправиться мой и ваш ребенок, если рекомендация читать эту книгу станет настоятельной.

Кто, какой лукавый растлитель сунул, например, это в невинные детские уста?
«- Ну, знаете, Путина? Он с детства занимался спортом и в двадцать один год стал мастером спорта по борьбе самбо, а через два года стал еще и мастером спорта по борьбе дзюдо. Кроме борьбы Владимир Владимирович занимается еще горнолыжным спортом. И всю жизнь Владимиру Путину спорт помогает в очень трудной и ответственной работе». Это не вызубренный урок, это спорит Витя-Коржик с одноклассниками на переменке.

Нет бы, живые пацаны на щелбаны поспорили: в дзюдо там или в самбо получил  Путин свой первый мастерский разряд? - я бы, честно, даже поверила. Но живой мальчик Коржик вдруг садится на  священный треножник и голосом пифии возвещает однокашникам оракул… Канонический текст которого, надо полагать, выверял и утверждал лично Д. Песков.

Поможет ли воспитанию гражданственности и патриотизма весь этот Product Placement Шанцева, Путина, Кобзона – в совершенно недетском речевом контексте и со всеми их громоздкими титулатурами? Нет. Скорее школяры снова станут сыпать попам в квашню махорку. Дети крайне чувствительно настроены ко всякой лжи.

Хотя, насилием и авторитетом можно убедить детей  в черноте белого и белизне черного – как Гитлерюгенд, и как ходульного персонажа Колю, взращённого автором на гидропонике собственных убеждений. вкусов и политических симпатий.

Мне страшно думать, что реплики Коли не выдумка и приукраса литературного деда, а любовно  вдолбленная в голову мальца система представлений. Тогда наше дело - табак.

Вот вырастет такой Коля – считай, шанцевыми мы обеспечены на сто лет вперёд. Хочу верить, что живой Коля все-таки обычный, шаловливый и любознательный подросток. Дорогой дед, сними его с этих котурн!

Хочется верить, что это автор просто по слабости своей прогнулся. И уступил напору той чиновничьей камарильи, длинный список которой еле влез на почетное место на обороте титульной страницы. Одобрено, рекомендовано и благословлено по уставу. Но чиновная бездарность всегда саморазоблачительна. И вместо того, чтобы усердней прославить Его высокопревосходительство, они всем списком в избыточном рвении прямо на лысину ему плюнули.

Валерий Павлинович, ваш протеже, может быть, милый человек, но литературный дилетант. Надобно обладать подлинным талантом, чтобы ловко вставлять нужные слова в изношенный гимн. И ваши угодливые слуги, отвечавшие за идеологическую часть, вас очень сильно подставили.  Вам с Валерием Табахом желаю быть в здравии, любить внуков и читать им хорошие книжки.

Лично  мне страшно стыдно перед хорошим художником Владимиром Юдиным, ведь ему пришлось читать все эти тексты…

Такой вот он, подарок. И никакой он не нижегородский - стопроцентно московский. Спасибо, кушайте сами.

* Здесь и далее орфография и пунктуация авторская
* * *
* * *

Previous